Русская хоровая музыка на Тайване

Русская хоровая музыка на Тайване

  

taiwan-photo_1.jpgtaiwan-photo_2.jpgtaiwan-photo_3.jpgtaiwan-photo_4.jpgtaiwan-photo_5.jpgtaiwan-photo_6.jpgtaiwan-photo_7.jpgtaiwan-photo_8.jpgtaiwan-photo_9.jpg

 

14 июня 2017 года в Тайбэе состоялось беспрецедентное для тайваньского музыкального сообщества мероприятие – концерт русских песен в исполнении тайваньских вокалистов в Национальном концертном зале. Песни на языке, изучение которого на Тайване стало постепенно получать некоторое распространение лишь в начале 1990-х годов, когда после нескольких десятилетий отчуждения между островом и тогдашним СССР был приподнят «железный занавес», исполняли участники Камерного хора Тайбэйской филармонии. Они выступали под управлением российского дирижера, хормейстера и художественного руководителя Камерного хора Московской консерватории Александра Соловьева. Для тайваньских любителей музыки и людей, интересующихся русской культурой, концерт 14 июня был ценным особенно с музыковедческой и культурологической точек зрения – с помощью программы концерта они смогли проследить развитие хорового искусства в России в течение полутора веков, оценить особенности русского хорового пения, а также попытаться уловить связь между настроениями,которые нашли отражение в представленных на концерте хорошо известных на постсоветском пространстве песнях, и социально-политическими и культурными явлениями соответствующих эпох.

taiwan_1Сотрудничество между Александром Соловьевым и одним из лучших на Тайване хоровых коллективов, состоящих из вокалистов-любителей, которые получили в свое время музыкальное образование в разных формах, восходит к 2013 году. Тогда под управлением российского хормейстера тайваньские вокалисты выполнили сложную даже для русских хоровых ансамблей задачу – исполнить грандиозное сочинение Сергея Рахманинова для смешанного хора, образец симфонизации хорового пения «Всенощное бдение». Сенсациозность, которой сопровождалась предшествовавшая данному концерту рекламная кампания, оправдала себя – по словам Александра Соловьева, тайваньские вокалисты справились с задачей успешно: «Проблема с дикцией, с произношением русского языка неизбежна, но главное – интерпретация была верной, зашифрованные в нотах мысли и замыслы композитора раскрывались и передавались публике должным образом».

taiwan_2Четыре года спустя, в 2017 году Александр Соловьев и Камерный хор Тайбэйской филармонии решили предложить тайваньской публике своего рода экскурсию по истории русского хорового искусства, включив в программу концерта сочинения разных стилей и периодов. Так, в первом отделении концерта прозвучали произведения «классиков» от XIX века вплоть до наших дней, духовные песнопения, а также песни, отличающиеся особой мелодичностью. Это (в порядке исполнения) – «Тебе поем» из «Литургии святого Иоанна Златоустого» Петра Чайковского, «Богородице Дево, радуйся» из «Всенощного бдения» Сергея Рахманинова, «Хорал» Кузьмы Бодрова, «Отче наш» из «Трех духовных хоров» Альфреда Шнитке, «Любовь святая» Георгия Свиридова, «Песня о криницах» Андрея Эшпая, «Вокализ» из цикла «Венок Г. Свиридову» Романа Леденева и «Серенада» Родиона Щедрина. Во втором отделении присутствовавшим на концерте предлагалось познакомиться с русскими «народными» и авторскими песнями, созданными в XX веке либо ранее – (в порядке исполнения) «Русское поле» Яна Френкеля, «Эх, дороги» Анатолия Новикова, «Белая черемуха» в обработке Михаила Серкова, «Во поле березонька стояла» в обработке Андрея Кожевникова, «Полюшко-поле» Льва Книппера, «Подмосковские вечера» Василия Соловьева-Седого, «Катюша» Матвея Блантера, «Калинка» Александра Свешникова и «Амурские волны» Макса Кюсса. Правда, некоторые из перечисленных песен считаются «народными» во многом благодаря своей широкой популярности среди россиян и своей роли значимых составляющих их «коллективной исторической памяти», а не в соответствии со строгими дефинициями жанров. Следует отметить, что, кроме выше названных, тайбэйский концерт представил также обработки известных песен, выполненные такими композиторами, как Сергей Екимов и Алексей Степанов.

Большинство сочинений, прозвучавших во втором отделении концерта, можно предположить, были не только ближе по времени, но и доступнее стилистически для присутствовавших в зале, нежели первое отделение. Это нашло отражение и в разноцветных, ярких костюмах певцов и в креативной режиссуре действия – например, какое-то время под вальсовые мелодии «Амурских волн» один из участников тайбэйского хора делал подобающие случаю танцевальные движения совместно со спонтанно избранной для такой визуализации музыки зрительницей. Здесь Александр Соловьев был верен себе и не отказался от своих принципов: делать концертные программы как можно более разнообразными, обогащая их визуальными эффектами и сценическими действиями, как это могут наблюдать зрители на выступлениях Камерного хора Московской консерватории. Представляется вполне вероятным, что, если бы у участников тайбэйского хора было больше времени на подготовку концерта, то их и вокальные, и сценические выступления были бы еще более раскованными и художественно совершенными.

В целом, участники Камерного хора Тайбэйской филармонии приобрели ценный опыт погружения в мир русского хорового пения и сумели в превзошедшей ожидания многих людей степени передать зрителям свой новый багаж знаний и набор ощущений. Они испытали на себе специфику русского хорового пения – это, в частности, протяженная фразировка и стремление подчеркнуть тембральные особенности, «характер» каждой партии и их тонкие изменения в ходе развития содержания конкретного музыкального произведения. Тайваньские вокалисты получили также некоторое представление о настроениях людей, прошедших либо переживающих войну – в силу особых исторических обстоятельств, на Тайване, в течение многих лет после отмены военного положения на острове в 1987 году, не культивируется «память» ни о Второй мировой войне (с 1895 по 1945 год Тайвань находился под колониальным правлением Японской империи), ни о гражданской войне в Китае в первой половине XX века. Режимы на острове сменялись, и учебники истории переписывались соответственно этим переменам. Для формирования и сохранения «коллективной исторической памяти» надо прежде всего решить вопрос принципов «выборки» – что включать в общую картину, по каким критериям и т. д. – и главное, вопрос «национальной самоидентификации». Пока на Тайване люди склонны считать эти вопросы открытыми.

Для людей, которых интересует тема перевода русских текстов на иностранные языки, было бы любопытно узнать, что предлагавшиеся слушателям в виде субтитров слова большинства песен были впервые переведены на Тайване на китайский язык (китайский язык на Тайване отличается от используемого в Китае в том, что касается письменности, лексики, стиля и т. д.). Так что у тех песен, китайский перевод которых уже давно существует на материке, впервые появились тайваньские варианты интерпретации текстов, наглядные примеры тому – «Подмосковные вечера» и «Катюша».

Юнна Чэнь
журналист, переводчик
ведущая программы «Нота классики» Международного радио Тайваня