Хоровые мистерии. Мировые премьеры московских композиторов

 

afisha_2016-12-17 17 декабря в Малом зале Консерватории был представлен эксклюзивный проект «Хоровые мистерии» – мировые премьеры московских композиторов. Его воплощение стало возможным при поддержке Департамента культуры г.Москвы, Союза московских композиторов, Фонда развития творческих инициатив, Московской консерватории и благодаря таким прославленным коллективам как Московский камерный оркестр «Musica Viva» (худ. руководитель и главный дирижер А.Рудин), Камерный хор Московской консерватории и Концертный хор МГИМ им. А.Г.Шнитке (руководитель хоров – А.Соловьёв). Их полное единение для мастерского исполнения авторских замыслов состоялось под вдохновенным руководством за дирижёрским пультом Александра Соловьёва, который буквально вжился в образ каждого сочинения.

Главная идея проекта – это переплетение наследия прошлого и дыхания настоящего, поиски ответов на вечные вопросы в недрах истории и религии, обращение к творцам былых времён для черпания вдохновения сегодняшнего дня.

Высочайшую планку мастерства сразу задали «Грёзы Андрея Рублёва» Валерия Кикты для хора a capella, как предзнаменование о будущей непростой судьбе художника, ведущей его к созданию «Троицы».

В «Молении Андрея Боголюбского» Артёма Ананьева, исполненном Концертным хором МГИМ им. А.Г.Шнитке (дирижер Сергей Сидоренко) и струнным оркестром, можно было ощутить атмосферу присутствия в храме и услышать то шёпот, то молитвенные распевы, где оркестр создаёт антифонное эхо, то пульсирующее кластерное нагнетание, приводящее к крику-скандированию. Но умиротворяющая кода говорит о раскаянии и покаянии смирившейся души в преддверии вечной жизни.

Кузьма Бодров представил возвышенный «Хорал» и Концерт для скрипки, хора и струнного оркестра «Косма и Дамиан» (памяти Б.Г.Тевлина), где искусно объединены обращение к жанру русского духовного концерта и дыхание настоящего времени. Особый уровень проникновенности был достигнут благодаря высококлассному исполнению солирующей партии Александром Тростянским.

В завершении первого отделения прозвучала «Павана» Сергея Мовчана на текст священного сонета № 7 Джона Донна, воспроизводящего картины Страшного суда. Интересной авторской находкой стала солирующая краска деревянных духовых инструментов, тонко представленная Д.Голубевым (гобой) и И.Мовчаном (кларнет). Во втором отделении прозвучали два масштабных полотна: «Зодчие» Олеси Евстратовой и «Purgatorio» Анны Музыченко. «Зодчие» ярко живописуют строительство Собора Покрова Пресвятой Богородицы (Храм Василия Блаженного), который стал настоящим символом Москвы и всей России. Само строительство окружают несколько легенд и версий. Так, согласно одной из них, зодчие собора были ослеплены по указу Ивана Грозного после завершения строительства, чтобы подобной красоты больше не смогли создать нигде в мире. Именно эта легенда легла в основу стихотворного текста Дмитрия Кедрина, используемого в сочинении. Автор увлекающе повествует историю, и достигает максимального единения с текстом, раскрашивая тембры струнного оркестра и хора то колокольным звоном, то имитацией стука деревянных молотков (ударные А.Никитин), вызывая истинное сопереживание у слушателей. Проникновенная кода на текст Тропаря Покрова Пресвятой Богородицы звучит как покаянная молитва о душах творцов – создателей вневременной красоты.

В основу «Purgatorio» Анны Музыченко для хора, струнного оркестра, органа и ударных положена 2-я часть знаменитой «Божественной комедии» Данте Алигьери – «Чистилище». Автор вовлекает слушателей, согласно первоисточнику, в символические 7 кругов с искупающими смертные грехи, которым предшествует монументальное вступление и завершает сочинение образом процессии Торжествующей церкви. «Purgatorio» пропитано духом католических песнопений, так как автор практически в каждой части использует традиционные богослужебные тексты (Agnus Dei, Gloria, Sanctus, литания, псалмы и др.) искусно созидая монументальное полотно, ознаменующее путь наверх, наполненный молитвой.

Важно отметить, что особенностью проекта «Хоровые мистерии» стала большая внутренняя наполненность музыки, её сильная энергетическая составляющая, берущая корни в традициях великой русской композиторской школы, благодаря чему и получился этот удивительный разговор, разговор о самом сокровенном от сердца композитора к сердцу слушателя.